2 заметки с тегом

Ахматова

О предках А. Ахматовой

Предки прабабушки Ахматовой (Прасковьи Федосеевны Ахматовой) были дворянами. Их древний род восходил к потомку Чингиза — хану Ахмату (убит в 1481 году). В автобиографии Ахматова пишет:

Предки: 1) Чингиз хан Ахмат (посл<едний> хан Зол<отой> Орд<ы>). Его смерть. Крестный ход (см. Карамзина).
2) Предки — греки, всего вернее морские разбойники.

Записные книжки Анны Ахматовой (1958—1966). М.: Torino, 1996. С. 81.

Связь семьи Горенко с морским флотом — тоже не выдумка. В семье Ахматовой три поколения морских офицеров: дед по отцовской линии Антон Андреевич Горенко, отец Андрей Антонович, брат Виктор Андреевич. Но почему Ахматова написала про «разбойников»? Дело в том, что ее дед в свое время, побывав в Севастополе, женился на гречанке, таким образом связав «морскую» родословную семьи с греческой. Отсюда замечание Ахматовой о «морских разбойниках»: она считала ими своих греческих предков.

Эту прервавшуюся традицию Ахматова, возможно, подразумевала в заключительных строках «Реквиема»:

Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь...

Читать по теме

  1. Черных В. А. Родословная Анны Андреевны Ахматовой // Памятники культуры. Новые открытия. М., 1993. С. 71—84.
  2. Лобыцын В., Дядичев В. Три поколения Горенко // Морской сборник. 1995. № 3. С. 87—90.
  3. Будыко М. Рассказы Ахматовой // Звезда. 1989. № 6. С. 70—87.
2017   Ахматова   литература

Вокруг А. Ахматовой

Страшные потрясения своей огромной жизни Анна Ахматова «предсказала» в одном из ранних стихотворений в 1912 году. Перед нами случай судьбоносного, во многом провиденциального как для самого автора, так и для читателя «моделирования» жизненного пути. Вот это стихотворение:

Тихий дом мой пуст и неприветлив,
Он на лес глядит одним окном,
В нем кого-то вынули из петли
И бранили мертвого потом.

Был он грустен или тайно-весел,
Только смерть — большое торжество.
На истертом красном плюше кресел
Изредка мелькает тень его.

<...>

И, пророча близкое ненастье,
Низко, низко стелется дымок.
Мне не страшно. Я ношу на счастье
Темно-синий шелковый шнурок.

Май 1912
Флоренция

В последнее десятилетие жизни Ахматова будет вспоминать о своем детстве, об умении пророчески угадывать события, о которых она не могла знать:

Себе самой я с самого начала
То чьим-то сном казалась или бредом,
Иль отраженьем в зеркале чужом,
Без имени, без плоти, без причины.
Уже я знала список преступлений,
Которые должна я совершить.
И вот я, лунатически ступая,
Вступила в жизнь и испугала жизнь...

О десятых годах
4 июля 1955
Москва

2017   Ахматова   литература   наблюдения