27 заметок с тегом

жизнь

Позднее Ctrl + ↑

Заточенные карандаши

У меня на столе всегда много карандашей. Когда я что-то пишу, то беру в руки именно карандаш, а не ручку: мне им писать приятнее и удобнее. Почему-то всегда предпочитал карандаш ручке, сам не знаю почему.

Особенное удовольствие: точить карандаши. Кому-то покажется, что это трата времени вникуда, но в одном я уверен точно: заточка карандашей наводит порядок в голове. Это занятие приостанавливает всю окружающую тебя суету и вынуждает спокойно обо всем подумать.

Запутался, сбился, растерялся — точи карандаши.

И конечно же точилка в виде совенка
2017   жизнь   карандаш

Новые бесы

Один из самых распространенных образов в древнерусской литературе — архетип беса. Беса легко узнать. Его суть заключается в разнонаправленных действиях. Бес может действовать в обоих направлениях одновременно: и строить, и разрушать. Вспомните, например, «Житие Феодосия Печерского». Мне порой кажется, что вся бесовская суть правительственных кругов становится особенно ясной с учетом этого древнего контекста: один закон сменяется другим порядком, который ему же противоречит. Внимательное перечитывание древнерусской литературы открывает образ современного дурака-беса, у которого дело опережает мысль.

«Житие Феодосия Печерского», л. 41 об. Эпизод жития, в котором Феодосий встречает бесов.
2016   жизнь   литература

Смерть культуры

Слева направо: Ю. А. Ростовцев, Н. А. Мишина, С. С. Аверинцев, А. Ф. Лосев, Г. П. Калюжный, А. А. Тахо-Годи. 1985.

Несколько раз натыкался на интервью с А. А. Тахо-Годи и решил, что стоит поделиться им с вами. В этом интервью вдова известного философа А. Ф. Лосева высказала те проблемы, которые сегодня необходимо повторять и проговаривать особенно часто.

  1. Необходимо вернуться к дореволюционной системе, в которой гимназисты изучали обширные курсы древнегреческого и латинского языков. Их знание является обязательным культурным минимумом. Вопрос о том, зачем их вообще изучать, «указывает на низкий уровень культуры спрашивающего». Мне жаль, что я не учился в этой системе.
  2. Технический прогресс на самом деле является регрессом. О том же говорил в своем интервью Д. С. Лихачев, да и многие другие повторяли это не раз. Технический прогресс должен быть соразмерен духовному развитию человека. Сейчас же развивается не человек, а техника вокруг человека.
  3. Чем общество богаче, тем оно скупее. Мне кажется, что пушкинская аналогия тут очень уместна.
  4. Я разделяю пессимистические мысли касательно современности и смерти культуры, которая может жить только памятью.

Прощание с университетом

С университетом меня связывают почти 10 лет жизни. Еще в 2006 я ездил сюда школьником на годовые подготовительные курсы. Нас учили литературе и русскому языку с прицелом на поступление (ЕГЭ тогда еще не было). Больше всего мне запомнились лекционные занятия по литературе. Они проходили в кабинете географо-биологического факультета, в окружении полочек со склянками и прочей атрибутикой, при каком-то тусклом освещении. В коридорах не было ни души: по воскресеньям университет пустовал без студентов. Но главное — для меня, школьника, формат этих занятий был крайне интересным. Именно тогда нам впервые показали, как нужно читать поэзию (Тютчева, Ахматову, Блока и других) и прозу. Я узнавал много нового: столько в школе не рассказывали по объективным причинам нехватки учебного времени. Но здесь мы занимались аж полдня. Дома между занятиями мы каждую неделю писали большие сочинения. В эти годы я начал учиться писать.

Курсы увлекли меня литературой: я ходил сам не свой, какое-то очарование и предчувствие чего-то огромного не давало покоя. Очарование никуда не делось и теперь, 10 лет спустя.

Однажды в воскресенье в том же году я из любопытства забегал на филфак для того, чтобы посмотреть расписание, по которому учатся студенты: меня интересовали предметы. Я читал, как они называются, с еще бо́льшим интересом. Ведь я буду их изучать тоже, если поступлю сюда! Историческая грамматика, античная литература, история русской литературы, философия...

Ведь тянет же всегда человека к каким-то местам. Я был и в другом университете, в который тоже пытался поступить. Но там не было притяжения такой силы. Не знаю, что тому было причиной.

Учиться мне было еще интереснее. У меня были замечательные преподаватели. На младших курсах проводил всё свободное время в библиотеках: писал конспекты, читал книги. Как хорошо и спокойно было тогда без интернета. Помню множество моментов, но напишу лишь про один. Как-то пары у нас начинались в 14 часов. Я пришел в университетскую библиотеку (читальный зал, или просто «читалка») в 8 утра (на улице были морозы под −30 °С). У закрытых дверей я ждал опоздавшего на 5 минут библиотекаря. Ему, наверное, и в голову бы не пришло, что кто-то будет так желать попасть в читалку в 8 утра. Эти воспоминания по-своему дороги мне. На другой день я снова пришел рано, но последний четверг месяца традиционно был санитарным днем.

После окончания университета поступил в аспирантуру, о которой к тому времени и мечтал. Эти три года я также был связан с универом, с кафедрой. Запомнилось тоже многое, но первое, что приходит на ум, — аспирантско-студенческие семинары (в 2013 году они создавали теплую атмосферу взаимопонимания и уюта без всякого официоза и формальностей; такая же теплая атмосфера была на кафедре). Защитил кандидатскую диссертацию в 2015 году и продолжал работать уже в ректорате вуза.

Сейчас подходит к концу 2016 год, а вместе с ним и целый фрагмент моей жизни, который связан с университетом. Заканчивать какой-то определенный этап всегда тяжело, но еще тяжелее, когда ставишь точку в нескольких этапах сразу. Главное — я понял, к чему мне нужно стремиться дальше, в какую сторону двигаться. Надеюсь, что это понимание не подведет меня.

Памятник А. С. Пушкину в коридоре родного филфака

Зарплаты

Наблюдая за зарплатами современных программистов-разработчиков, начинаешь жалеть, что в детстве не изучал (хотя бы самостоятельно) парочку языков. Разбогател бы!

В детстве многое легче дается.

2016   жизнь
Ранее Ctrl + ↓