3 заметки с тегом

сокровенные смыслы

Комментарий к «Ветхому Завету» Д. В. Щедровицкого

Книга Д. В. Щедровицкого представляет собой талантливый комментарий к Ветхому Завету, местами почти построчный его разбор. Называется аккуратно: «Введение в Ветхий Завет» и подзаголовок: «В 8 томах». По сути, это не книга даже, а сборник лекций, с которыми он выступал в разные времена. Лекции объединены сквозным исследовательским сюжетом: последовательным прочтением всех книг, входящих в Ветхий Завет. Я ограничился чтением только трех томов:

  • Том I. Книга Бытия
  • Том II. Книга Исход
  • Том III. Книги Левит, Чисел и Второзакония

Д. В. Щедровицкий исходит из мысли о том, что Библия — книга, равновеликая вселенной. У них один и тот же автор — Бог. Как художественное произведение создается словом, так и мир сотворен Словом. Щедровицкий полнее всех разъяснил на материале первых книг Ветхого Завета (Тана́х), что обозначает расхожая фраза о человеке, который сотворен «по образу и подобию» Божьему. Бог сотворил мир словом («В начале было Слово...»), но и человек может творить словом: назвать что-либо и оно явится нашему внутреннему взору. Получается, по логике библейского текста, вселенная представляет собой внутренний мир самого Бога, находится в Нем и так же подвластна его мысли и слову, как наше воображение подвластно нам. У него получился очень мощный отпор материалистам, циникам и атеистам, у которых эта фраза вызывает насмешку. Но Щедровицкий и не стремится к разделению научно-рационалистического и библейского: он наоборот показывает, что в Библии предсказаны многие научные открытия XX века.

Д. В. Щедровицкий удивительно вдумчив. Вроде бы расхожее понимание, что слово «Библия» произошло от древнегреческого «βιβλία», т. е. книги. Но оказывается, что всё куда интереснее. Древний город Гевал (современный Ливан) по-гречески именовался «Библос», поскольку был посредником в продаже грекам египетского папируса. Постепенно его назвали в честь книги.

בראשית

Вся Библия начинается с буквы «бейт», причем увеличенного размера.

И даже первая буква «Библии» — древнегреческая β, — которая не только является первой буквой слов «бытие» и «Библия», но также происходит от куда более древней еврейской «ב» (бейт). Выбор этой буквы не был случаен: три штриха как бы отгораживают то, что наверху (за пределами человеческого восприятия), то, что внизу (что было до мироздания). Эта книга открыта лишь в одну сторону: о том, что было далее — и в Книге, и во вселенной. Буква тоже открыта только в одну сторону. Кроме того, «байт», «бейт» означает «дом». И тут неслучайно, что имя Бога начинается с непроизносимой буквы «алеф» (אלוהים), которая предшествовала в алфавите букве «бейт» и по-видимому, предшествовала неслучайно: находясь первее «дома» как всего мироздания. Эти наблюдения автора становятся основой для понимания двух Адамов Ветхого Завета. Так постепенно, откровение за откровением, прочитывается лекция за лекцией.

Делюсь только крупицами комментария. Читается он взапой и требует серьезного обдумывания.

30 июля   Библия   книги   сокровенные смыслы

Лествица жизни

Игумена Синайской горы по имени Иоанн стали называть Иоанном Лествичником после написанной им «Лествицы». Эта книга содержит иерархию монашеских подвигов. Книга отвечает на вопросы: что значит быть монахом? Каким он должен быть? Каков образ его жизни?

«Монах есть тот, кто, будучи облечен в вещественное и бренное тело, подражает жизни и состоянию бесплотных. Монах есть тот, кто держится одних только Божиих словес и заповедей во всяком времени, и месте, и деле. Монах есть всегдашнее понуждение естества и неослабное хранение чувств. Монах есть тот, кто, скорбя и болезнуя душой, всегда памятует и размышляет о смерти и во сне, и во бдении. Отречение от мира есть произвольная ненависть к веществу, похваляемому мирскими, и отвержение естества для получения тех благ, которые превыше естества».

Лествица райская (византийская икона XII века, монастырь Святой Екатерины)

По сути, перед нами руководство пути подвижника. «Лествица» представляет собой лестницу из тридцати ступеней. Их количество совпадает с возрастом Христа. Я. А. Слинин, комментируя «Лествицу», улавливает ее фундаментальную истину: единственным верным путем к Богу является путь монашеского подвига. Каждая из ступеней невероятно трудна и представляет собой отдельный подвиг.

Приведу только первые 10 ступеней.

Слово 1-е Об отречении от жития мирского
Слово 2-е О беспристрастии, т. е. отложении попечений и печали о мире
Слово 3-е О странничестве, т. е. уклонении от мира
Слово 4-е О блаженном и приснопамятном послушании
Слово 5-е О попечительном и действительном покаянии, также о житии святых осужденников и о темнице
Слово 6-е О памяти смерти
Слово 7-е О радостотворном плаче
Слово 8-е О безгневии и кротости
Слово 9-е О памятозлобии
Слово 10-е О злословии и клевете

Восхождение к Богу для монаха начинается с отказа от мирской жизни. Это одно из самых трудных отречений: от мира, от родителей, от жен и детей, — от всего. «Любовь Божия угашает любовь к родителям, а кто говорит, что он имеет и ту и другую, обманывает сам себя, ибо сказано: никто не может двема господинома работати (Матф. 6, 24), и проч.». Иоанн Лествичник вновь напоминает своему читателю о неочевидных на первый взгляд нюансах христианского учения.

На чтение «Лествицы» меня навело творчество Гоголя. Художник высоко ценил труд Иоанна Лествичника. Например, уже в «Шинели», как тонко подмечает С. Г. Бочаров, очевидно знакомство автора с житием Акакия Синайского. Гоголь знал это житие благодаря «Лествице» (ср. имя героя Акакий Акакиевич). Постепенно оказывается, что Гоголя трудно даже приблизительно понять и осмыслить без знакомства с окружавшим его культурным контекстом. Как и любого другого по-настоящему крупного писателя.

2016   литература   мысли   сокровенные смыслы
2016   книги   литература   сайты   сокровенные смыслы   ученые   художники